Трансляция завершилась
МУЗЫКА.ONLINE.UA - группа Double Jack
Виктор Марущенко Фотограф, основатель школы фотографии

Пропаганда России нанесла серьезное поражение Украине: важные выводы на будущее

О том, как российская пропаганда нанесла удар по Украине на конкурсе World Press Photo 2017, — в видеоблоге Виктора Марущенко на ONLINE.UA

Названы победители конкурса World Press Photo 2017. Есть различные поводы для того, чтобы обсудить этот момент.

Этот конкурс, прежде всего – конкурс событий, он к фотографии мало отношения имеет. Пару лет назад мы привозили его, наша Школа фотографии была соорганизатором привоза. Мы проводили параллельные программы, выставляли украинских фотографов, пригласили члена жюри для того, чтобы сделать круглый стол. В общем-то, мероприятие было достаточно серьезное. Оно имеет определенную репутацию в мире, безусловно. Скорее всего, это наивысший конкурс для журналистской фотографии. Участвуют, как правило, газетные фотографы, из агентств и так далее.

Тут возникло несколько вопросов, один из них – это фотография года. Этот вопрос поднял Сергей Максимишин, известный фотограф, который обратил внимание на то, что героем этого конкурса стал террорист, который убил российского посла в Турции.

И это уже совершенно новый образ террориста. Это уже не террорист с автоматом Калашникова – это террорист-полицейский, который одет в идеальный костюм, в белоснежной рубашке, в галстуке. И который жертвует своей молодой жизнью ради идеи. То есть, он фактически приносит себя в жертву.

Убийство российского посла. Снимок убийцы признан фото года. Фото: twitter.com/dimsmirnov175

Такой герой вызывает больше симпатий, чем антипатий, поэтому возникает несколько сразу вопросов по поводу "этично-неэтично". Тем более, в фотографиях присутствует труп российского дипломата, там подробно этот момент снят. Это первая премия в коротких сериях.

Действительно, с этической стороны, для родственников как это все выглядит, непонятно. Но, самое главное, — появляется новый герой, террорист, с абсолютно актерской внешностью.

Читайте также: Не только "трэш": лучшее, что сегодня может предложить украинское искусство

Второй момент, который хотелось бы обсудить – это первая премия в большой серии. Это серия, которая сделана за длительный период времени. Первое место получил российский фотограф Валерий Мельников. События в Украине, война. Кадры, вызывающие сострадание. Естественно – дети, трупы, похороны. Называется "Черные дни Украины".

В подписях под фотографиями вообще не фигурирует российская сторона. Речь идет о том, что это "внутренняя война" в Украине, когда эти "республики" воюют с украинским правительством – так там подано все.

Безусловно, это образец агитационной, пропагандистской фотографии, сделанной по самым лучшим параметрам. Все это выглядит очень убедительно. И учитывая, что конкурс достаточно популярен, фото будут потом растиражированы. Устроители в Амстердаме размножают  фото этого конкурса до 200 или 300 экземпляров и сдают в прокат. Эти выставки будут по всему миру.

"Черные дни Украины". Фото: russian.rt.com

Поэтому такой месседж о событиях в Украине, безусловно, может повлиять и на репутацию Украины, и на репутацию России, и вообще на весь конфликт. Безусловно, это огромная победа российской пропагандистской машины и наше поражение.

Из украинских фотографов никто ничего не получил в очередной раз, и непонятно вообще, подавались они или нет. Но тут какие-то субъективные вещи мы можем отбросить и поговорить объективно.

Если задавать вопросы: а сколько у нас денег вкладывается вообще в военную пропагандистскую фотографию? Есть ли какие-то средства, которые на нее выделяются? А есть ли у нас образованные фотожурналисты? Я имею в виду фотожурналистов, которые не журналистику окончили в Киевском университете, в Институте журналистики, а закончили именно фотоотделение или факультет фотожурналистики. Нет у нас таких.

Дальше. А прошли ли они какую-то специальную подготовку для работы на фронте, на войне? Имеют ли они специальность, какие они задачи ставят, для чего нужны их фотографии?

Потому что пример с российским фотографом говорит о том, что он делал этот материал долго, я думаю, там не одна поездка была в зону АТО. И, я думаю, он знал, что делает, на что будет нацелена его фотография, какой будет резонанс. То есть, он работал по заранее подготовленному плану.

Более того, абсолютно видно, что фотограф подготовлен, и что он работает на острие событий, что у него есть определенный концепт, определенная задача для того, чтобы определенным образом показать эти события и роль России.

В комментариях появилась сразу волна патриотизма российского, и, конечно же, я думаю, что будут определенные последствия. Потому что вот такой материал, размноженный по всему миру, растиражированный, который выйдет на первых полосах, может изменить баланс в том, что происходит в действительности.

И ряд вопросов тут возникает к тем, кто занимается у нас и военной пропагандой, и пропагандой в целом. Мы сталкиваемся с тем, что элементарных нет законов о том, что врага вообще нельзя популяризировать и каким-либо образом показывать. Мы это видим на примере того, как у нас освещались убийства и похороны Моторолы и Гиви.

Если спросить простого украинца, чтобы он назвал имена трех-пяти героев-украинцев, которые погибли в АТО, то я думаю, что вряд ли кто-то ответит на такой вопрос. Тем не менее, Гиви и Моторолу у нас все знают.

Есть определенные законы, которых нужно придерживаться, когда мы находимся в состоянии военных действий. Но этим никто у нас не занимается, и все СМИ активно ретранслируют абсолютно пропагандистские вещи.

Ну, и последнее. Несколько лет назад на месяце фотографии в Берлине я увидел, что вообще нет украинцев, не участвуют. Хотя тема этого месяца фотографий – это был 2014 год – была такой: войны, терроризм, насилие и так далее. В это время уже был Майдан, началась война, все у нас в разгаре происходило – и абсолютно никакого участия.

Безусловно, тут есть вина и посольства, и, наверное, Министерства иностранных дел. Есть у нас и такие организации, как Союз фотохудожников. Хоть он и номинальный, но, тем не менее, это финансируемая структура. Наверное, нужно к этому готовиться.

Все были – белорусы, россияне, чехи, поляки. А украинцев не было. В это время в стране шла война, и она абсолютно не была отражена. А десятки тысяч людей посещали в это время Берлин, съезжались со всего мира, чтобы смотреть достижения европейской фотографии.

Читайте также: Обвинения не имеют смысла: о скандале с постановочным фото войны на Донбассе

Поэтому то, что произошло на World Press Photo, – пропагандистское поражение. Я думаю, что выводы должны быть какие-то. Тем более, что сейчас наши фотожурналисты будут выступать, наверное, с какими-то заявлениями. Посмотрим, как события будут дальше развиваться.

-4
+44
Войти
facebook.com
Жмите «Нравится» и
читайте ONLINE.UA в Facebook
Спасибо, но больше не показывайте мне это окно!